Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава

– Отлично. Скажите пароль!

Во мраке ночи два осиплых голоса шепотом произнесли одно и то же ужасное слово:

– Кровь!

После чего Том скатил с горы окорок и сам съехал прямо за ним, при этом пострадали и брюки, и его собственная кожа. Под горой повдоль берега шла комфортная, ровненькая тропинка, но Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава ей недоставало препятствий и угроз, настолько ценимых пиратами. Гроза Океанов принес большой кусочек свиной грудинки и выбился из сил, пока дотащил его до места. Финн, Кровавая Рука, стянул кое-где котелок и пачку недосушенного листового табаку и, не считая того, захватил несколько маисовых стеблей, чтоб сделать из их трубки. Нужно Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава сказать, что, не считая него самого, никто из пиратов не курил и не жевал табак. Темный Мститель Испанских Морей увидел, что не годится отчаливать в путь, не запасшись огнем. Идея была мудрейшая: спичек в те времена практически не знали. В 100 шагах выше по реке они узрели костер, тлеющий на большенном плоту Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава, подобрались к нему исподтишка и стащили головню. Из этого они устроили целое приключение: то шикали друг на друга, то вдруг останавливались и прикладывали палец к губам, то клали руку на воображаемую ручку кинжала, то отдавали глухим шепотом приказания насчет того, что если «враг» зашевелится, то «вонзить ему Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава кинжал в грудь по самую рукоятку», так как «мертвецы не выдадут тайны». Мальчишкам было как нельзя лучше понятно, что плотовщики на данный момент в городке, прогуливаются по лавкам либо бражничают, и все-же им не было бы никакого оправдания, если б они вели себя не так, как полагается Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава пиратам. Скоро они отчалили: Том командовал, Гек стал у кормового весла, Джо – на носу. Том стоял в центре плота, скрестив руки и нахмурившись, и отдавал приказания глухим жестоким шепотом:

– К ветру! Держать по ветру!

– Есть, есть, сэр!

– Так держать!

– Есть, сэр!

– Поворот на полрумба!

– Есть, сэр!

Потому что мальчишки Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава гребли умеренно и медлительно, выводя плот на середину реки, то разумеется, что эти приказания отдавались только так, «для красоты», и ничего такого особенного не значили.

– Какие подняты паруса?

– Нижние, марселя и бом-кливера, сэр!

– Поставить трюмселя! Эй, вы там! Отправить десяток молодцов на фор-стень-стакселя! Шевелись!

– Есть, есть, сэр!

– Отпустить Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава грот-брамсель! Шкоты и брасы! Поживей, ребята!

– Есть, сэр!

– Руль под ветер – с левого борта! Приготовься взять на абордаж! Лево руля, еще левей! Ну, ребята, дружней! Так держать!

– Так держать, сэр!

Плот миновал середину реки, мальчишки повернули его по течению и налегли на весла. Уровень воды в реке Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава был невысок, и скорость течения была не больше 2-3 миль. Прошло три четверти часа либо час; все это время мальчишки практически не говорили. Сейчас плот проходил мимо Сент-Питерсберга. Два-три мерцающих огонька показывались там, где над широкой туманной гладью реки, усеянной отражающимися звездами, дремал городок, не подозревая о Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава том, какое принципиальное совершается событие. Темный Мститель все еще стоял со скрещенными на груди руками, «бросая последний взгляд» на те места, где он когда-то был счастлив, а позже мучился. Ему хотелось бы, чтобы «она» лицезрела, как он несется по бурным волнам навстречу угрозы и погибели, не зная ужаса и приветствуя Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава свою смерть темной ухмылкой. Сделав совершенно маленькое усилие воображения, он передвинул подальше полуостров Джексона, так чтоб его не видно было из городка, и сейчас «бросал последний взор на родной город» с болью и радостью в сердечко. Другие пираты тоже «бросали последний взгляд», и они все смотрели так Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава длительно, что чуть не дали течению снести их плот ниже острова. Но они впору увидели свою оплошность и смогли поправить ее. Около 2-ух часов утра плот сел на мель в двухстах ярдах выше острова, и мальчишки вброд перетаскали на сберегал все свои манатки. На небольшом плоту нашелся старенькый парус, и Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава они растянули его меж кустиками заместо навеса, чтоб укрыть провизию; сами они были хотят спать под открытым небом, как и полагается пиратам.

Они развели костер у поваленного дерева в 20 – 30 шагах от черной чащи леса, поджарили на ужин целую сковородку свиной грудинки и съели половину кукурузных лепешек, захваченных с собой. Им казалось Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава, что это замечательно забавно – пировать на воле в девственном лесу на необитаемом и еще не исследованном полуострове, далековато от людского жилища, и они решили больше не ворачиваться к цивилизованной жизни. Взвивающееся к небу пламя костра освещало их лица, бросая красноватые блики на колонны стволов, уходящие в Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава глубь лесного храма, на лакированную листву и на плети одичавшего винограда.

Когда пропал последний ломтик поджаристой грудинки и был съеден последний кусочек кукурузной лепешки, мальчишки разлеглись на травке, сытые и удовлетворенные. Можно было бы избрать место попрохладнее, но им не хотелось отказывать для себя в романтичном наслаждении нагреваться у походного Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава костра.

– Правда, забавно? – произнес Джо.

– Еще бы! – отозвался Том. – Что произнесли бы наши ребята, если б узрели нас?

– Что произнесли бы? Да все в мире дали бы, лишь бы попасть на наше место. Правильно, Гек?

– Я тоже так думаю, – произнес Гек. – Я-то доволен, для меня это дело Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава подходящее. Мне ничего лучше не нужно. Сказать по правде, мне ведь и поесть не всегда удается досыта; а позже… тут тебя не тронут, никто не будет приставать к человеку.

– Такая жизнь как раз по мне, – произнес Том. – И с утра не нужно вставать рано, и в школу ходить не Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава нужно, и мыться тоже, ну и не много ли у их там всякой чепухи. Понимаешь, Джо, если ты пират, так для тебя ничего не нужно делать, пока ты на берегу; а вот отшельнику так нужно всегда молиться, ну и не очень забавно быть всегда одному.

– Да, это правильно, – произнес Джо Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава, – я, знаешь ли, об этом как-то не задумывался ранее. А сейчас, когда я попробовал, так мне больше охото быть пиратом.

– Видишь ли, – произнес Том, – отшельники сегодня не в почете. Это не то что в старенькое время, ну, а пиратов и сейчас уважают. Да еще отшельнику нужно спать Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава на самом что ни на есть жестком, носить рубище и посыпать главу пеплом, и на дождике стоять, мокнуть и…

– А зачем ему носить рубище и посыпать главу пеплом? – спросил Гек.

– Не знаю. Так полагается. Все отшельники так делают. И для тебя пришлось бы, если бы ты пошел в отшельники.

– Ну, это Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава дудки, – произнес Гек.

– Как бы ты делал?

– Не знаю. Только не так.

– Да ведь пришлось бы. Как без этого?

– Ну, я бы не терпел. Взял бы и удрал.

– Удрал! Неплох бы ты был отшельник. Просто бесчинство!

Кровавая Рука ничего не ответил, потому что отыскал для себя более увлекательное занятие. Он Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава только-только кончил вырезать трубку из кукурузного початка, а сейчас приделал к ней ствол, набил табачными листьями, придавил сверху угольком и пустил целое скопление ароматного дыма – наслаждение было полное, и он весь в него ушел. Другие пираты только завидовали этому царственному пороку и всекрете решили обучиться ему поскорее Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава, не откладывая дела в длинный ящик. Вдруг Гекльберри спросил:

– А вообщем, что делают пираты?

Том ответил:

– О, им очень забавно живется: они захватывают корабли, жгут их, а средства берут для себя и зарывают в каком-нибудь заколдованном месте на собственном полуострове, чтобы их стерегли всякие там призраки; а Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава всех людей на корабле убивают – сбрасывают с доски в море.

– А дам увозят к для себя на полуостров, – произнес Джо, – дам они не убивают.

– Да, – подтвердил Том, – дам они не убивают – они очень благородны. А дамы всегда кросотки.

– Как они одеты! Вот это да! Сплошь в золото, серебро и брильянты Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава! – с экстазом прибавил Джо.

– Кто? – спросил Гек.

– Да пираты, кто же еще.

Гек невесело осмотрел собственный костюмчик.

– По-моему, я в пираты не гожусь – не так одет, – увидел он с сожалением в голосе, – а другого у меня ничего нет.

Но мальчишки обосновали ему, что богатые костюмчики появятся сами собой Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава, как они начнут жизнь, полную приключений. Они дали ему осознать, что, пожалуй, лохмотья как-нибудь сойдут для начала, хотя безбедные пираты заурядно переходят к делу с богатым гардеробом.

Постепенно разговор оборвался, и у малеханьких беглецов начали слипаться глаза. Кровавая Рука выронил трубку и уснул крепким сном, как дремлют люди Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава усталые и с незапятанной совестью. Гроза Океанов и Темный Мститель Испанских Морей заснули не так просто. Они помолились лежа и про себя, так как некоторому было вынудить их стать на колени и прочитать молитвы вслух; сказать по правде, они было задумывались совершенно не молиться, но побоялись входить Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава так далековато, – а то вроде бы их не разразило специально посланным с небес громом. Вдруг сходу все смешалось, и они готовы были погрузиться в сон. Но здесь явилась незваная гостья, которую нельзя было изгнать: это была совесть. В их душу начало вкрадываться смутное опасение, что они, может быть, поступили нехорошо, убежав из Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава дому; а когда им вспомнилась краденая свинина, тут-то и начались настоящие мучения. Они попробовали отвертеться от собственной совести, напомнив ей, что сотки раз таскали конфеты и яблоки; но она не поддавалась на такие шитые белоснежными нитками хитрости. В конце концов сам собой навязывался вот какой вывод Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава, и его никак нельзя было обойти: взять потихоньку чего-нибудть сладкое – означает «стянуть», взять же кусочек грудинки, окорок либо другие ценности – означает просто-напросто «украсть»; а на этот счет имеется заповедь в библии. И про себя они решили, что, пока будут пиратами, ни за что не запятнают себя Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава таким злодеянием, как кража. Тогда совесть успокоилась и объявила перемирие, и непоследовательные пираты умиротворенно заснули.

Глава четырнадцатая

Проснувшись с утра, Том не сходу сообразил, где находится. Он сел, протер глаза и огляделся. И только тогда пришел в себя. Занималось холодное сероватое утро, и глубочайшее безмолвие лесов было проникнуто радостным чувством мира Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава и покоя. Не шевелился ни один листок, ни один звук не нарушал великого раздумья природы. Бусинки росы висели на листьях и травках. Белоснежный слой пепла лежал на головнях костра, и узкий голубий дымок подымался прямо наверх. Джо с Геком еще спали.

И вот кое-где в глубине леса Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава чирикнула птица, ей ответила другая, и на данный момент же послышалась стукотня дятла. Равномерно стал белеть мутный сероватый свет холодного утра, так же равномерно умножались звуки, и все оживало на очах. Мальчишка, задумавшись, глядел, как просыпается и начинает работать природа. Небольшой зеленоватый червь полз по влажному от росы листу, временами поднимая в Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава воздух две третьих тела и точно принюхиваясь, позже двигался далее. Это он меряет лист, произнес для себя Том, и, когда червь сам возжелал подползти к нему ближе, Том застыл, чуть дыша, и то радовался, когда червь подвигался поближе, то приходил в отчаяние, когда тот колебался, не свернуть Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава ли ему в сторону. И когда в конце концов червь тормознул на минутку в тягостном раздумье, приподняв изогнутое крючком туловище, а позже решительно переполз на ногу Тома и пустился путешествовать по ней, мальчишка возликовал всем сердечком: это значило, что у него будет новый костюмчик – естественно, раззолоченный мундир пирата. Вот непонятно откуда Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава появилась процессия муравьев, путешествующих по своим делам; какой-то из них, понатужившись, отважно взгромоздил на спину дохлого паука впятеро больше самого себя и потащил ввысь по стволу дерева. Коричневая с крапинками божья коровка взбиралась по травинке на головокружительную высоту. Том наклонился к ней и произнес:

Божья коровка, скорей улетай Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава.

В твоем доме пожар, собственных детей спасай.

Она на данный момент же послушалась и улетела, и Том нисколечко не опешил: он издавна знал, что божьи коровки очень легковерны, и не раз накалывал бедняжек, пользуясь их простотой. Позже протащился мимо навозный жук, изо всех сил толкая впереди Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава себя шар; и Том дотронулся до жука пальцем, чтоб поглядеть, как он подожмет лапки, притворяясь мертвым. Птицы к этому времени распелись вовсю. Дрозд-пересмешник сел на дерево над головой Тома и трель за трелью принялся передразнивать пение собственных соседей. Позже вспышкой голубого огня метнулась вниз крикливая сойка, села на ветку так Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава близко от Тома, что он мог бы достать до нее рукою, и, наклонив голову набок, стала рассматривать чужаков с ненасытным любопытством. Сероватая белка и еще некий зверь покрупнее, лисьей породы, пробежали мимо, время от времени останавливаясь на бегу и сурово цокая на мальчишек; должно быть, животные в этом лесу никогда Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава еще не лицезрели человека и не знали, пугаться им либо нет. Все живое сейчас пробудилось и зашевелилось; длинноватые копья солнечного света пронизывали густую листву; две-три бабочки гонялись вереницей, перепархивая с места на место.

Том разбудил других пиратов, и они все с кликом и топотом пустились бежать к реке Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава, а там в одну минутку разделись и стали плавать наперегонки и кувыркаться друг через друга в прозрачной маленькой воде белоснежной песочной отмели. Их больше не тянуло в небольшой городок, дремавший в отдалении над величавой аква гладью. Плот унесло течением либо прибылой водой, но это было лишь Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава на руку мальчишкам, так как, если можно так выразиться, сожгло мост меж ними и цивилизацией.

Они возвратились в лагерь волшебно освежившиеся, радостные и голодные как волки; и в одну минутку опять запылал походный костер. Гек отыскал вблизи ключ с прохладной водой; мальчишки сделали для себя чашечки из широких дубовых и ореховых листьев Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава и решили, что эта вода, подслащенная одичавшей красотой лесов, отлично поменяет им кофе. Джо стал резать к завтраку ветчину, но Том с Геком попросили его подождать минуту: они нашли на берегу одно заманчивое местечко, забросили удочки и очень скоро были вознаграждены за труд. Джо не успел еще заскучать, как Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава они возвратились, неся приличного линя, 2-ух окуней и малеханького соменка, – такового улова хватило бы на целую семью. Они поджарили рыбу с грудинкой и даже опешили – никогда еще рыба не казалась им таковой смачной. Они не знали, что речная рыба тем вкусней, чем скорей попадает на огнь; не Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава считая того, им и в голову не приходило, какой хорошей приправой бывает сон под открытым небом, беготня на воле, купание и голод.

После завтрака они разлеглись в тени, и Гек выкурил трубочку, а позже направились через лес на разведку. Они забавно шли по лесу, пробираясь через гнилостной бурелом и Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава густой подлесок, меж величавыми деревьями, одетыми от верхушки до самой земли плащом одичавшего винограда. То здесь, то там им встречались комфортные уголки, убранные ковром из травок и пестреющие цветами.

Они отыскали много такового, что их обрадовало, но ровно ничего необычного. Оказалось, что полуостров тянется мили на три в длину, а Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава шириной он всего в четверть мили, и что от близкого берега он разделен узеньким рукавом в каких-нибудь двести ярдов шириной. Через каждый час они купались, и денек перевалил уже за половину, когда они возвратились в лагерь. Мальчишки очень проголодались, так что ловить рыбу было уже некогда, зато Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава они отлично пообедали прохладной ветчиной, а позже улеглись в тени говорить. Но разговор что-то не клеился и скоро совершенно смолк. Тишь, праздничное безмолвие лесов и чувство одиночества начали сказываться на настроении мальчишек. Они задумались. Какая-то смутная тоска напала на их. Скоро она приняла более определенную форму: это Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава начиналась тоска по дому. Даже Финн, Кровавая Рука, и тот грезил о пустых бочках и чужих сенях. Но они все стыдились собственной беспомощности, и никто не отваживался высказаться вслух.

До мальчишек уже издавна доносился издалече некий странноватый звук, но они его не замечали, как не замечаешь время от времени тиканья Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава часов. Но сейчас этот таинственный звук стал более назойливым и востребовал внимания. Мальчишки вздрогнули, переглянулись и застыли, прислушиваясь. Пришло длительное молчание, глубочайшее, практически мертвое, позже глухой суровый рокот докатился до их издалече.

– Что же все-таки это такое? – негромко спросил Джо.

– Да, по правде? – шепнул Том.

– Это Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава не гром, – произнес Гекльберри испуганным голосом, – так как гром…

– Тише! – произнес Том. – Погодите, не болтайте.

Они ожидали пару минут, которые показались им вечностью, потом торжественную тишину опять нарушили глухие раскаты.

– Пойдем посмотрим.

Все трое вскочили на ноги и побежали к берегу, туда, откуда виден был городок. Раздвинув кустики над водой, они стали Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава глядеть на реку. Небольшой пароходик шел в центре реки, милей ниже города. Широкая палуба была полна народа. Лодки плыли вниз по реке рядом с пароходиком, сновали вокруг него, но издалече мальчишки не могли разобрать, что делают сидящие в их люди. Вдруг большой клуб белоснежного дыма оторвался от парохода, и Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава, когда дым поднялся и расплылся ленивым облачком, до слуха мальчишек долетел все тот же глухой звук.

– Сейчас понимаю! – воскрикнул Том. – Кто-либо утоп!

– Правильно! – произнес Гек. – Так же делали прошедшим летом, когда утоп Билл Тернер: стреляют из пушки над водой, чтоб утопленник выплыл наверх. Да еще берут ковригу хлеба Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава, кладут в нее ртуть и пускают по воде, и где есть утопленник, туда хлеб и плывет и останавливается на том самом месте.

– Да, я тоже это слышал, – произнес Джо. – Не знаю только, почему хлеб останавливается.

– Здесь, по-моему, не один хлеб действует, – произнес Том, – а больше всякие Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава слова; они что-то там молвят, когда пускают хлеб по воде.

– А вот и не молвят ничего, – произнес Гек. – Я сам видал, ничего не молвят.

– Ну, это что-то дивно, – произнес Том. – Может, про себя шепчут. Естественно, про себя. Всякий мог бы додуматься.

Другие согласились, что Том, должно быть, прав Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава, так как обычной кусочек хлеба без комплота не мог бы действовать так осмысленно, выполняя дело таковой значимости.

– Ох, черт, мне тоже хотелось бы на ту сторону, – произнес Джо.

– И мне, – произнес Гек. – Я бы все в мире дал, только бы выяснить, кто утоп.

Мальчишки все еще слушали и смотрели Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава. Вдруг Тома озарило:

– Ребята, я знаю, кто утоп, – это мы!

На минутку они ощутили себя героями. Вот это было истинное торжество: их отыскивают, о их тужат, из-за их убиваются, льют слезы, горько раскаиваются, что придирались к бедным погибшим мальчишкам, предаются поздним сожалениям, испытывают угрызения совести; а самое наилучшее: в Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава городке только и дискуссий, что про утопленников, и все мальчишки завидуют им, другими словами их ослепительной славе. Что отлично, то отлично. Стоило быть пиратом после чего.

С пришествием сумерек пароходик снова стал ходить от 1-го берега к другому, и люди пропали. Морские разбойники возвратились в лагерь Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава. Их распирало тщеславие, они гордились своим новоявленным величием и тем, что наделали морок всему городку. Они наловили рыбы, приготовили ужин, поели, а позже принялись гадать, что задумываются и молвят о их в городе; отсюда им было очень приятно наслаждаться картиной всеобщего горя. Но как спустилась ночная тень, они постепенно Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава закончили говорить и посиживали молчком, смотря на огнь, а думы их, видно, бродили кое-где далековато. Волнение сейчас улеглось, и Джо с Томом невольно вспомнили про собственных родных, которым дома совсем не так забавно мыслить об этой их шалости, как им тут. Появились дурные предчувствия; мальчишки свалились духом, начали Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава беспокоиться и разок-другой вздохнули исподтишка. В конце концов Джо решился неуверенно закинуть удочку насчет того, как другие глядят на возвращение к цивилизации – не на данный момент, а когда-нибудь позже…

Том высмеял его бесчеловечно! Гек, еще пока ни в чем же не провинившийся, присоединился к Тому; отступник здесь Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава же начал «объясняться» и был рад-радехонек, что недорого отвертелся, запятнав себя только малодушием и тоской по дому. На время мятеж был подавлен.

Как совершенно стемнело, Гек начал клевать носом и скоро захрапел. За ним заснул и Джо. Некое время Том лежал бездвижно, опершись на локоть, внимательно смотря на Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава их обоих. Позже он осторожно встал на колени и начал шарить в травке, там, куда ложились неровные блики походного костра. Он поднимал и рассматривал один за одним огромные свертки узкой белоснежной платановой коры и в конце концов избрал два самых подходящих. Став на колени перед костром, он с трудом нацарапал Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава что-то суриком на обоих кусочках коры, один свернул как и раньше трубкой и положил в шапку Джо, отодвинув ее чуть-чуть от владельца. А еще он положил в эту шапку неоценимые в очах всякого школьника сокровища – кусочек мела, резиновый мячик, три рыболовных крючка и один шарик – из числа тех Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава, какие именовались «настоящими хрустальными». После чего он стал пробираться меж деревьями, осторожно ступая на цыпочках, пока не отошел так далековато, что его шагов нельзя было расслышать, тогда и пустился бежать прямо к песочной отмели.

Глава пятнадцатая

Через пару минут Том уже брел по маленькой воде песочной отмели, переправляясь на иллинойсский Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава сберегал. До того как вода дошла ему до пояса, он успел пройти более половины дороги. Потому что сильное течение не позволяло больше идти вброд, он уверенно пустился вплавь, надеясь победить остальную сотку ярдов. Он плыл против течения, забирая наискось, но его сносило вниз еще резвее, чем он Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава задумывался. Все-же в конце концов он добрался до берега, отыскал комфортное место и вылез из воды. Сунув руку в кармашек куртки, он уверился, что кусочек коры цел, и зашагал через лес, держась ближе к берегу. Вода стекала с него ручьями. Еще не было 10 часов, когда он вышел из Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава леса на открытое место, как раз напротив города, и увидел, что пароходик стоит под высочайшим берегом в тени деревьев. Все было тихо под мигающими звездами. Он спустился с обрыва, озираясь по сторонам, соскользнул в воду, подплыл к пароходику, влез в челнок, стоявший под кормой, и, забившись под лавку, отдышался и стал Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава ожидать.

Скоро звякнул надтреснутый колокол и чей-то глас скомандовал: «Отчаливай!» Через минутку либо две нос челнока поднялся на волне, разведенной пароходиком, и путешествие началось. Том порадовался собственной удаче, зная, что это последний рейс пароходика. Прошло длительных двенадцать либо пятнадцать минут, колеса тормознули, и Том, перевалившись через борт, поплыл в Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава мгле к берегу. Он вылез из воды шагах в пятидесяти от пароходика, чтоб не натолкнуться на отставших пассажиров.

Том бежал по безлюдным переулкам и скоро очутился перед забором тети Полли, выходившим на зады. Он перелез через забор, подошел к пристройке и заглянул в окно тетиной комнаты, так Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава как там горел свет. Тетя Полли, Сид, Мэри и мама Джо Гарпера посиживали и говорили. Они все посиживали около кровати, так что кровать была меж ними и дверцей. Том подкрался к двери и начал тихонько подымать щеколду, позже осторожно надавил на нее, и дверь немножко приотворилась; он все толкал и толкал Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава ее далее, вздрагивая всякий раз, когда она скрипела, и в конце концов щель стала так широкой, что он мог проползти в комнату на четвереньках; тогда он просунул в щель голову и осторожно пополз.

– Отчего это свечу задувает? – произнесла тетя Полли. Том пополз резвее. – Должно быть, дверь открылась. Ну Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава да, так и есть. Бог знает что у нас творится. Поди, Сид, закрой дверь.

Том как раз впору нырнул под кровать. Некое время он отлеживался, переводя дух, позже подполз совершенно близко к тете Полли, так что мог бы дотронуться до ее ноги.

– Ведь я уже вам гласила Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава, – продолжала тетя Полли, – ничего отвратительного в нем не было, нужно сказать, – шалун, вот и все. Ну, ветер в голове, рассеян чуть-чуть, понимаете ли. С него и спрашивать-то нельзя, все равно что с жеребенка. Никому он зла не желал, и сердечко у него было золотое… – И тетя Полли Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава зарыдала.

– Вот и мой Джо таковой же: вечно чего-нибудь натворит и в голове одни проказы, зато хороший, нежный; а я-то, господи прости, взяла ну и выпорола его за эти сливки, а главное – из головы вон, что я сама же их выплеснула, так как они прокисли! И никогда Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава больше я его не увижу, бедного моего мальчугана, никогда! Никогда! – И миссис Гарпер заплакала так, как будто сердечко у нее разрывалось.

– По-моему, Тому еще лучше там, где он сейчас находится, – произнес Сид, – а все-же, если б он вел себя чуть-чуть лучше…

– Сид! – Том ощутил, что тетя Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава Полли грозно сверкнула очами, хотя и не мог этого созидать. – Помолчи и не трогай Тома, ведь его больше нету на свете! Он сейчас у бога, так что зря вы беспокоитесь, государь! Ах, миссис Гарпер, просто не знаю, как я это переживу! Просто не знаю! Ведь он был единственным моим Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава утешением, хотя, бывало, и разочаровывал меня, старуху.

– Бог отдал, бог и взял. Благословенно имя господне! Только это тяжело. Ох, как тяжело! Не далее как в прошлую субботу мой Джо хлопнул пистоном чуть ли не под самым моим носом, а я его так шлепнула за это, что он у меня полетел на пол Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава. Кто же знал, что так скоро… да если бы он снова это сделал, я бы его просто обняла и расцеловала.

– Да, да, да, я вас понимаю, миссис Гарпер, я вас так понимаю. Еще вчера в полдень мой Том взял ну и напоил кота лекарством, – что здесь Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава делалось… я задумывалась, кот весь дом разнесет на осколки. И, прости меня господи, я ударила Тома по голове наперстком… бедный мой мальчишка, нет его больше. Зато сейчас все его мучения кончились. И последнее, что я от него слышала, – это упрек…

Но этого мемуары она была не способен вынести и залилась слезами. Том Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава тоже всхлипывал, – больше от жалости к для себя самому, чем к кому-нибудь другому. Он слышал, как рыдала Мэри, время от времени вмешиваясь в разговор, чтоб сказать о нем чего-нибудть не плохое. Сейчас он и сам был о для себя еще наилучшего представления. Все-же горе тети Полли Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава так его тронуло, что он уже желал было выскочить из-под кровати и ринуться ей на шейку, чтоб она опамятоваться не могла от радости; но, хотя соблазн был очень велик, Том ему не поддался и лежал смирно. Прислушиваясь дальше к разговору, он сообразил по отдельным его клочкам, что поначалу Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава задумывались, как будто мальчишки утопли во время купания, позже хватились малеханького плота; после чего распространился слух, как будто пропавшие мальчишки намекали товарищам в общении, что весь город о их скоро услышит; тогда умные головы стали смекать – и смекнули, что мальчишки уплыли на плоту и скоро отыщутся в не Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава далеком городишке вниз по реке. Но в полдень плот отыскали у миссурийского берега, милях в 5 либо 6 ниже города, – и всякая надежда пропала. Означает, они утопли; по другому голод пригнал бы их домой к вечеру, если не ранее. Задумывались, что мальчишки утопли на середине реки, оттого их и не отыскали; а Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава не то им несложно было бы добраться до берега, плавали они отлично. Это случилось в среду вечерком. Если тела до воскресенья не будут найдены, решено было бросить всякую надежду и с утра в воскресенье отслужить заупокойную службу. Том вздрогнул.

Миссис Гарпер, всхлипывая, пожелала всем хорошей ночи и собралась уходить Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава. Обе осиротевшие дамы, движимые одним и этим же чувством, обнялись и, выплакавшись всласть, расстались. Тетя Полли была еще ласковее обычного, прощаясь на ночь с Сидом и Мэри. Сид немного посапывал, а Мэри рыдала навзрыд, от всего сердца.

Позже тетя Полли опустилась на колени и стала молиться за Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава Тома так трогательно, так тепло, с таковой бескрайней любовью в дрожащем старческом голосе и такие находила слова, что Том под кроватью обливался слезами, слушая, как она дочитывает последнюю молитву.

После того как тетя Полли улеглась в кровать, Тому еще длительно пришлось лежать смирно, так как она все вертелась Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава, временами что-то горестно бормоча и вздыхая, и неспокойно металась из стороны в сторону. В конце концов она затихла и только время от времени немного стонала во сне. Тогда мальчишка выкарабкался из-под кровати и, заслонив рукою пламя свечки, стал глядеть на спящую. Его сердечко было много жалости к Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава ней. Он достал из кармашка сверток платановой коры и положил его рядом со свечкой. Но вдруг какая-то новенькая идея пришла ему в голову, и он тормознул, раздумывая. Его лицо просияло, и, как видно, что-то решив про себя, он засунул кору назад в кармашек. Позже наклонился, поцеловал сморщенные губки и Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава, ни секунды не медля, на цыпочках вышел из комнаты, опустив за собой щеколду.

Он пустился в оборотный путь к перевозу, где в этот час не было ни души, и смело взошел на борт пароходика, зная, что там нет никого, не считая охранника, ну и тот всегда уходит в рубку и Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава дремлет как убитый. Он отвязал челнок от кормы, забрался в него и стал осторожно грести против течения. Мало выше городка он начал грести наискось к другому берегу, не жалея сил. Он угодил как раз к пристани, так как дело это было для него обычное. Тому очень хотелось Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава захватить челнок в плен; так как его можно было считать кораблем и, как следует, легитимной добычей пиратов, но он знал, что находить его будут всюду и, пожалуй, могут натолкнуться на самих пиратов. И он выкарабкался на сберегал и вошел в лес. Там он сел на травку и длительно отдыхал, мучительно силясь Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава побороть сон, а позже через силу побрел к лагерю. Ночь была на финале. До того как он поравнялся с отмелью, совершенно рассвело. Он отдыхал, пока солнце не взошло высоко и не позолотило огромную реку во всем ее великолепии, и только тогда вошел в воду. Спустя незначительно времени Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава он уже стоял, весь влажный, на границе лагеря и слышал, как Джо гласил Геку:

– Нет, Том не подведет, он обязательно возвратится, Гек. Он не сбежит. Он же осознает, что это был бы позор для пирата, и ни за что не остается, хотя бы из гордости. Он, правильно, чего-нибудть затеял. Хотелось Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава бы знать, что у него на уме?

– Ну, хорошо, его вещи-то сейчас, во всяком случае, наши?

– Вроде того, только не совершенно, Гек. В записке сказано, что они наши, если Том не возвратится к завтраку.

– А он возвратился! – воскрикнул Том и, отлично разыграв эту драматическую сцену, торжественно вступил в Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава лагерь.

Скоро был подан шикарный завтрак – рыба с грудинкой; и, как они сели за пищу, Том пустился говорить о собственных приключениях, безбожно их прикрашивая. Наслушавшись его, мальчишки и сами принялись задирать нос и хвастать напропалую. После чего Том избрал для себя тенистый уголок и залег спать Прощание миссурийской девы с Алабамой 6 глава до пополудни, а другие пираты направились ловить рыбу и изучить полуостров.


propusknaya-sposobnost-spi.html
propuskov-logopedicheskih-zanyatiya.html
prorabotka-ekzamenacionnoj-programmi-iko-populyarizacii-i-razvitiya-kyokusinkaj-kararte-vremya-i-mesto-provedeniya-uts-srok-podachi-zayavok.html